*
*


CAPTCHA Image   Reload Image
X

Произведения «Пелагея» Ф. А. Абрамова и «Знак беды» В. В. Быкова

доклады, литература

Объем работы: 21 стр.

Год сдачи: 2006

Стоимость: 250 руб.

Просмотров: 617

 

Не подходит работа?
Узнай цену на написание.

Введение
Заключение
Заказать работу
В современной прозе тема деревни раскрыта не очень широко. Авторы в основном акцентируют внимание на отдельных личностях. Это хорошо видно в произведениях “Пелагея” Ф. А. Абрамова и “Знак беды” В. В. Быкова.
В обоих произведениях показаны противоположные характеры, однако в “Пелагее” характер Павла (противоположный характеру Пелагеи) почти не раскрыт. Вероятно потому, что главной целью автора было показать героиню произведения со всех сторон: решительную, умную, стойкую, властную, душевно добрую и в то же время не в меру честолюбивую и эгоистичную.
Амосова Пелагея Прокопьевна треть жизни своей голодала. В 1933 году у нее “померли отец и брат с голодухи”. В войну тоже было не лучше. А после войны на ее глазах зачах ее сын, первенец, потому что у Пелагеи “начисто пересохли груди”. С той поры поняла Пелагея цену “тряпки” — это товар, на который можно было обменять кусок хлеба. И начала она загребать мануфактуру обеими руками, потому что знала: “не ситец, не шелк в сундуки складывает, а саму жизнь. Сытные дни про запас. Для дочери, для мужа, для себя”.
Еще в молодости она отличалась сильным и решительным характером. И Павел, хоть и из хорошей семьи (по старым временам у Амосовых первое житье на деревне считалось), а робок был, сразу ей подчинился. Провожая мужа на войну, — а было ей тогда девятнадцать лет, — Пелагея сказала: “На меня надейся. Никому не расчесывать моих волос, кроме тебя”. И как сказала, так и сделала: за всю войну ни разу не переступила порог клуба. Сестра Павла Анисья, не отличавшаяся такой женской крепостью, очень уважала Пелагею.
До 1947 года Пелагея работала на скотном дворе. “Руки выворачивали на этой дойке. А холод-то? А дождь? А каково это каждый день два раза мерить дорогу — от деревни до Сурги и от Сурги до деревни? Грязь страшенная, до колена, — и где уж тут присесть на телегу? Хоть бы бидоны-то с молоком лошадь вытащила”. И вот от нужды, от тяжести, стремясь к новой жизни, одолев всех, Пелагея устроилась в 1947 году на пекарню. Сделала она...
Но уже к вечеру следующего дня она увидела четверых мужчин, шагавших к ее хутору. “Уже издали она узнала почти каждого из них и сказала себе: “Ну, все!”. “...Бабахнул первый выстрел. Рудька пронзительно взвизгнул и смолк — уж не навсегда ли? Она поняла, теперь ее очередь”. Но она “не Рудька. И не Петрок... Еще она с ними поборется, и по своей воле она им не дастся”. Когда-то “перед приходом немцев растаскивали в местечке магазины, Петроку не досталось ни сахару, ни соли, и он оправдывался перед женой, что притащил керосину, скоро зима, пригодится!” Керосин пригодился. Неспроста же бутыль постоянно попадалась на глаза. “Степанида вытащила из узкой горловины деревянную затычку и плеснула на дверь, потом на обе стороны от нее — на стены и в угол... Бросив на пол посудину, она из маленького кармана ватника достала спички...”. “Степанида упала ничком на твердый земляной пол, утоптанный за годы ногами панов, шляхтичей, батраков, ногами Петрока, ее мужа, и ее детей” — то было последнее прикосновение к давнишнему и родному, к тому, что шло издалека и продолжалось, подхваченное ею, ее семьей”. Всю свою жизнь Степанида боялась пожара. Не раз ей даже снилось ночью, как горит ее Яхимовщина. Но выпало ей на долю собственноручно запалить родное подворье, а с ним и саму себя. Хорошо, что никто не видел, как она прятала бомбу. Пусть думают, рыщут, ломают голову — где? “И не спят ни ночью, ни днем, боятся до последнего своего издыхания”. Пока еще видно: здесь жили люди; останки “просторной хуторской усадьбы” выглядывали на поверхность угловым камнем фундамента, осевшим бугром кирпича да двумя каменными ступеньками возле бывшего входа в сени”. Еще можно понять, что жизнь ушла отсюда не сама, не по своей воле: из двух лип, “некогда красовавшихся возле хуторских ворот” осталась одна, опаленная и однобокая, “с толстым уродливым стволом”. Даже вороны не садились на ее ветви, они “возможно, помнили что-то, а может, своим древним инстинктом чуяли в изуродованном дереве дух несчастья,...

После офорления заказа Вам будут доступны содержание, введение, список литературы*
*- если автор дал согласие и выложил это описание.

Эту работу можно получить в офисе или после поступления денег на счет в течении 30 минут (проверка денег с 12.00 до 18.00 по мск).
ФИО*


E-mail для получения работы *


Телефон


ICQ


Дополнительная информация, вопросы, комментарии:



CAPTCHA Image
Сусловиямиприбретения работы согласен.

 
Добавить страницу в закладки
Отправить ссылку другу