*
*


CAPTCHA Image   Reload Image
X

Художественный мир повести В. Шукшина «До третьих петухов»

рефераты, Русский язык и литература

Объем работы: 20 стр.

Год сдачи: 2007

Стоимость: 300 руб.

Просмотров: 1104

 

Не подходит работа?
Узнай цену на написание.

Оглавление
Введение
Заключение
Заказать работу
Содержание

Введение 3
1. Анализ рассказа В.Шукшина и своеобразие его героев 5
2. Своеобразие героев повести-сказки «До третьих петухов» 9
3. Художественный мир повести «До третьих петухов» 14
Заключение 19
Список литературы 21
Творческая деятельность у Шукшина одухотворяется, порой она похожа на некое языческое магическое действо - ночная работа,
прыганье на одной ноге, таинственное заклинанье «Сарынь на кичку!» («Стенька Разин»). Идеализация и сакрализация творчества
оказывается проявлением культа любви, правды, красоты. Необходимые составляющие творчества — любовь и талант с дополняющими их
знанием и «наживным мастерством». Только они дают право и силу творить, ненависть, злоба, ложь не дают права на творчество.
И в рассказах, и в публицистических статьях Шукшин пишет чаще не о том, что есть творчество и каковы его мотивы, а о том, что
не есть творчество, что не может называться творчеством. Он подмечает и описывает суррогаты и «халтуру» в искусстве, разделяет
творчество и псевдотворчество, как разъединяет правду и «правдивость», красоту и «красивость», культуру и «культурность», искусство
и полуискусство. Причинами широчайшего распространения образцов псевдотворчества являются не только низменные мотивы, движущие
их создателями. Проблема мистифицирования творчества (превращения творчества в псевдотворчество) — особая тема у Шукшина.
Новая идея, однажды родившись, проходит долгий и сложный путь к социальному признанию, после чего творческая находка (новая
идея, новое произведение, новый метод) становится общим достоянием и переходит в массовое использование, превращается в образец,
стереотипную модель «творческой деятельности»; появляются «творческие сюжеты» и «творческие темы». Массовым результатом
применения появившегося шаблона оказывается чаще всего не произведение искусства, а суррогат. Произведения искусства, созданные по
«правильной» схеме и безукоризненные по форме, создают лишь иллюзию творчества.
В начале 60-х одно за другим стали выходить в свет и литературные произведения Шукшина. Хронология этих публикаций такова:
рассказы «Правда», «Светлые души», «Степкина любовь» были напечатаны в журнале «Октябрь» — в № 3 за 1961 год; «Экзамен» — в №...
Так же как Шукшин без грима играл, также без грима он и писал. И тут снова присутствовала скрытая камера, только теперь она
была направлена не на него, а им на кого-то другого. И в литературе тоже ее собственные технологические понятия — сюжет, фабула,
завязка, кульминация — как бы не существовали для него, смещались и заменялись одним понятием жизни, и даже не понятием, а ею самой.
Ею самой, выраженной в характерах и ситуациях, в нравственных ее началах, поскольку без них искусство не искусство,
литература не литература, да и сама жизнь — тоже не жизнь.
У него не было и тени умиления или заискивания ни перед своими героями, ни перед самим собой. Больше того, он был очень суров
в отношении и к ним, и к себе той суровостью, которая неизбежна, если писатель знает и понимает и не делает особого исключения для себя,
если он хочет, страстно желает, чтобы не только им было лучше, но чтобы и они сами тоже были лучше.
А его герои никогда не обижались на него за это. Иначе говоря, они всегда оставались достоверными, убедительными и, выполняя
роль героев и действующих лиц, оставались самими собой, живыми людьми.
Как сказал Василий Шукшин в последней строке своего последнего прижизненного произведения, и он, и они всегда ставили перед
собою вопрос: «…что с нами происходит?»
Герой Шукшина неизменно ставит этот вопрос, оставаясь без грима и без прически, обутый в кирзовые сапоги. И сапоги эти не
есть некий сословный признак или принадлежность так называемого «простого» человека.
Скорее это та таинственная простота, к которой художник умел свести нечто очень сложное, та необыкновенная художническая
натура, которая умела и могла иметь дело с обыкновенностью, натура, которой сапоги эти были свойственны, были и по ноге, и по душе.
Статистически явному большинству героев Шукшина кирзовые сапоги принадлежали по роду их занятий и профессий, но дело
вовсе не в этом. Ведь и тех интеллигентов, которых он показал нам, он «обул» в те же сапоги —...

После офорления заказа Вам будут доступны содержание, введение, список литературы*
*- если автор дал согласие и выложил это описание.

Работу высылаем в течении суток после поступления денег на счет
ФИО*


E-mail для получения работы *


Телефон


ICQ


Дополнительная информация, вопросы, комментарии:



CAPTCHA Image
Сусловиямиприбретения работы согласен.

 
Добавить страницу в закладки
Отправить ссылку другу